Пророчества русских писателей и поэтов о будущем России



Лермонтов

Целый ряд подобных прорывов в будущее, предчувствий его находим мы и у русских писателей и поэтов. Как и в обыденной жизни, предчувствия эти чаще всего касаются событий гибельных, катастрофических.

Почти за сто лет до революции и того, что последовало за ней, Михаил Лермонтов написал пророческие строки:
Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон...

Это писалось за много лет до свержения и убийства последнего российского императора и его семьи, до массовых казней и лагерей.

Потрясающих в своей силе художественных прозрений русских писателей о событиях грядущей эпохи слишком много, чтобы можно было объяснить простым совпадением. В ряду гениальных прозрений — строки некоторых русских поэтов о собственной гибели.

Михаил Лермонтов в стихотворении «Сон» писал:
В полдневый жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.

Не прошло и года, как поэт погиб на дуэли во время своего пребывания на Кавказе. Николай Гумилев «увидел» в одном из своих стихотворений мастерового, изготовлявшего пулю, предназначенную для него.

Им пуля отлитая отыщет грудь мою.

Так и произошло: Гумилев был внезапно арестован и без суда расстрелян чекистами. Не случайно Борис Пастернак предостерегал своих современников-поэтов от того, чтобы предсказывать в стихах собственную смерть.

Вспомним пророческие строки Достоевского из его «Дневника писателя» за 1877 год:
«Предвидится страшная, колоссальная стихийная рево¬люция, которая потрясет все царства мира изменением лика мира всего. Но для этого потребуется сто миллионов голов. Весь мир будет залит реками крови».
«Бунт начнется с атеизма и грабежа всех богатств. Начнут низлагать религию, разрушать храмы и превращать их в стойла, зальют мир кровью, а потом сами испугаются...»

Причем писались эти пророческие строки за сорок лет до событий 1917 года, когда в общественной жизни не было, казалось, ни малейших признаков надвигавшейся народной трагедии. Неудивительно, что последующие семьдесят лет к этим строкам новые властители России предпочитали не обращаться.

Все эти годы под запретом находилась и пророческая антиутопия Александра Богданова «Красная звезда», в которой еще в 1904 году он предугадал не только черты надвигавшегося тоталитарного правления, но и даже его символику, вынесенную в заглавие романа.

Среди пророчеств и неслучайных совпадений есть такие, когда русский человек не знает — плакать ему или смеяться. За полвека до большевистской революции сатирик Салтыков-Щедрин написал повесть «История одного города», где под «городом Глуповом» не одно поколение русских читателей узнавало страну, в которой они жили. Губернатор-тиран, повествует Щедрин, едва приняв власть над несчастным городом, отменил все праздники, оставив только два. Один отмечался весной, другой — осенью. Именно так в первые же годы своего правления поступили большевики, отменив в стране все традиционные праздники. Из нововведенных ими праздников один отмечался весной (1 мая), другой — осенью (7 ноября). Совпадения не кончаются на этом. У Щедрина весенний праздник «служит приготовлением к предстоящим бедствиям». У большевиков 1 Мая всегда был «днем смотра боевых сил пролетариата» и сопровождался призывами к усилению классовой борьбы и к свержению капитализма. Иначе говоря, был ориентирован на бедствия грядущие. Что касается осеннего праздника, то, по Щедрину, он посвящен «воспоминаниям о бедствиях уже испытанных». И словно нарочно или в насмешку 7 Ноября — праздник, установленный большевиками, — был посвящен памяти о кровопролитиях революции.

Вернуться к Предсказаниям
Вернуться в начало раздела Предсказаний
Вернуться в начало раздела Магии